CIO, №3, март 2009

CIO, №3, март 2009

30.03.2009

Юрий Самойлов: «ЦОД — это бизнес доверия»

При существующем дефиците энергомощностей Москва, казалось, исчерпала все возможности для строительства ЦОД — в течение последних лет спрос значительно превышал предложение, все места для стоек распродавались еще на этапе проектирования ЦОД. Тем не менее, год назад на этом сформировавшемся поле появился новый игрок — компания DataLine, которая ведет строительство сразу трех дата-центров. О модели бизнеса, которую намерена реализовать компания DataLine, рассказывает генеральный директор Юрий Самойлов.

Когда год назад было объявлено о создании компании DataLine и анонсированы ее планы работы в сегменте дата-центров, это был уже сформировавшийся рынок, на котором присутствовало много игроков. На чем была основана уверенность при принятии такого решения?

— Выход на уже развитый рынок, помимо сложностей с его завоеванием, имеет и свои плюсы. Ведь сокращается или вовсе исчезает необходимость дополнительных затрат на развитие самого рынка. А это немалые инвестиции. Хотя все же надо признать, что, несмотря на наличие игроков, этот рынок, если по объему сравнить его с аналогичными рынками в Европе и США, пока еще находится в стадии становления. В Европе и Америке объем рынка коммерческих ЦОДов в десятки раз больше нашего. Поэтому тот, кто сейчас выходит на этот рынок, вовсе не является последним игроком — будут появляться и другие, и можно только пожелать, чтобы всем им сопутствовала удача.

Все ЦОДы, которые существуют или строятся в настоящий момент, можно условно отнести к двум категориям. Первую группу я бы назвал оптовыми ЦОДами, когда услугой, приносящей основную выручку, является размещение оборудования на территории центра, или co-location. Как правило, это центры с большими площадями, у них может быть не очень много клиентов. Таких ЦОДов — большинство.

Наряду с этим существует и другая категория дата-центров, когда на базе собственных или арендованных площадей компания предоставляет услуги в розницу. Речь идет об аренде существенно меньшего количества стоек — одна, две стойки, несколько серверов. Такие центры работают с конечными потребителями, которым, помимо сервиса по размещению оборудования, предлагаются дополнительные услуги по администрированию информационных систем как на уровне инфраструктурных приложений, так и на уровне бизнес-приложений. Конечно, такая классификация -это огрубление существующей картины, однако она дает представление об основных векторах развития рынка.

Мы как раз относимся к этой второй группе и хотим занять лидирующие позиции на рынке именно конечных клиентов. Такие ЦОДы должно отличать высокое качество сервиса и достаточно широкий набор предоставляемых услуг. При этом качество должно быть именно таким, какое нужно заказчику — например, пользователю ERP-системы необходим высокий уровень, а для систем, не являющихся ключевыми для бизнеса, может оказаться приемлемым средний.

На мой взгляд, основное требование, которое предъявляется к качеству, — это, прежде всего, стабильность — главное, что должны предлагать сервисные компании своим клиентам. Как известно, параметры качества сервиса фиксируются в специальных документах — соглашениях об уровне сервиса, или SLA (Service Level Agreement). Чаще всего это довольно короткий документ, описывающий регламент взаимодействия через различные интегрирующие показатели, например, «доступность сервиса». Мне кажется, что в этом случае очень сложно сделать SLA реально работающим инструментом, ведь необходимо, чтобы и сервисная компания, и ее клиенты одинаково понимали эти обобщающие параметры и имели одинаковые ожидания. Поэтому существенным моментом является детализация SLA до такого состояния, чтобы каждый параметр был однозначно трактуем сторонами, а также просто измеряем и, как следствие, легко контролируем. В этом случае обычно вопрос о высоком качестве не стоит, но важно четко следовать тем параметрам качества, которые определены, а параметры эти могут быть совсем не высокими. Мы сосредоточены именно на качестве оказания услуг — для нас это является ключевым приоритетом, отличительной чертой и конкурентным преимуществом.

— Не секрет, что в Москве получение энергомощностей сопряжено с проблемами. Какими мощностями обеспечена ваша сеть ЦОДов?

— Помимо площадки на Боровой улице в Москве, у нас есть еще две. Одна из них находится в Московской области, в районе Кубинки, другая — в Москве, на Коровинском шоссе. Все три площадки приобретались в связи с наличием у них уже подведенной мощности. Мощность в Москве получить крайне сложно и очень дорого. Да в Москве ее просто нет. На Боровой улице мощность дата-центра составляет 5 МВт, и именно мощность была определяющей при выборе этой площадки. На остальных двух площадках мы также имеем 4,5 МВт и 3 МВт соответственно.

— Каков уровень надежности центра на Боровой?

— Он спроектирован с уровнем надежности Tier III. Хотя, строго говоря, у нашего объекта есть ряд ограничений, которые не позволяют нам говорить о третьем уровне в чистом виде. Мы имеем дело с водой, которая проходит через соседнее с дата-центром помещение. Офисные площади DataLine находятся выше дата-центра, что является отклонением от стандарта. И есть еще ряд небольших отступлений, по сути формальных, но не позволяющих, строго говоря, отнести наш объект к категории центров третьего уровня. А вот в части реализации ключевых инженерных и вычислительных систем наш центр полностью соответствует третьему уровню.

— Были ли трудности с обеспечением каналов связи?

— Каналы связи — это значительно меньшая проблема. В Москве очень много провайдеров связи, которые крайне заинтересованы в работе с ЦОДами. У нас заключены партнерские соглашения с провайдерами таких услуг, а помимо этого мы строим собственные каналы до точек обмена трафиком на узлах M9 и M10. Это необходимо для предоставления услуг доступа в Интернет, для привлечения на площадку различного рода интернет-проектов, которые в настоящее время активно развиваются.

— Как будет развиваться сеть дата-центров компании DataLine?

— В районе Кубинки мы имеем площадку на 800 стоек, из экономических соображений мы ее планируем вводить в строй четырьмя очередями. Это будет отдельный модуль, саркофаг. Помещение представляет собой длинный ангар, в котором будет 4 идентичных модуля в среднем по 200 стоек. Инфраструктура каждого модуля будет дублировать друг друга. Уровень надежности этого ЦОД — Tier II. Этот ЦОД находится не в Москве, и данный проект для нас пилотный, пока мы осторожны в прогнозировании спроса на размещение вычислительного оборудования в удалении от Москвы. Здесь мы решили сэкономить на инфраструктуре, для того чтобы минимизировать свои риски, связанные со скоростью его заполнения. По нашим ожиданиям, площадку вне Москвы заполнить несколько сложнее, нежели чем в Москве.

Срок ввода в строй первой очереди площадки в Кубинке — июль. По нашим расчетам, срок ввода каждого последующего модуля в строй — <nobr>3-4 месяца,</nobr> с учетом того, что все подготовительные работы уже выполнены и на повестке дня стоит лишь вопрос о поставке оборудования и пуско-наладке. По мере ввода в строй очередной площадки и в зависимости от спроса будет приниматься решение о строительстве следующих модулей.

Площадка на Коровинском шоссе находится сейчас на этапе проектирования, и мы намерены запустить ее до конца года. Но эти планы не учитывают кризисных явлений. Сейчас уровень спроса на наши услуги высокий, но как он будет изменяться по мере развития кризиса, в данный момент оценить сложно, хотя мы смотрим на ситуацию достаточно оптимистично. Разумеется, при уменьшении спроса мы будем снижать темпы расширения.

Мы планируем, что площадка на Коровинском шоссе, которая проектируется в настоящее время, будет вмещать около 350 стоек. Многое зависит от услуг, которые мы будем предлагать. У нас имеется некоторый запас электрической мощности, поэтому мы можем предлагать услуги по аренде стоек высокой плотности, для которых главное — специальные технические решения по теплоотво-ду. Если мы примем решение о предоставлении этой услуги, то общее количество таких стоек будет около трехсот. В настоящее время мы уже достаточно четко определились и с поставщиками, и с техническими решениями, и с подрядчиками. И в этой связи постройка новых площадок зависит от аккуратности управления проектами и наличия спроса.

— С чем связан перенос даты ввода в эксплуатацию первой очереди дата-центра на Боровой: изначально сдача объекта планировалась на февраль, а теперь речь идет об апреле?

— Существует большое количество различного рода несогла-сованностей. В общем-то, это первая площадка, и работа с ней была осложнена тем, что здание, которое нам досталось, является не самым оптимальным объектом для строительства ЦОД. Это не просто четыре стены, где можно строить все что душе угодно — мы с самого начала имели определенную конфигурацию, которая затрудняет проведение строительных работ, став сдерживающим фактором.
При управлении бюджетом проекта постоянно возникает желание получить в рамках выделенных средств максимальный объем функциональности. Во время строительства этой площадки мы сделали ряд проектов по конкретным инженерным системам, которые оказались несколько дороже, нежели мы ожидали, и нам пришлось вносить изменения для того, чтобы оптимизировать бюджет. Таким образом, все это привело к определенному отставанию. В настоящее время все проектные работы уже завершены, идет монтаж систем инженерной инфраструктуры ЦОД. Мы, конечно же, ежедневно сталкиваемся со множеством различных затруднений, но в целом реализация проекта — вопрос качества исполнения, все ключевые неопределенности остались в прошлом.

— Как вы сейчас оцениваете спрос? До кризиса ведь места раскупались еще на стадии проектирования...

— Несмотря на то что на сегодняшний день, до ввода первой очереди в эксплуатацию, мы не можем предложить конкретных услуг, уже сейчас активно продаются места в стойках, и у нас сформирован довольно приличный портфель заказов, обеспечивающий заполнение площадки более чем наполовину. Конечно же, спрос летом был выше. Думаю, потенциальный интерес к нашим услугам остался в прежнем объеме. Но реальный спрос, конвертируемый в конкретные стойки, конечно же, снижается. Мне кажется, что это временное явление, связанное с тем, что заказчики пересматривают свои стратегии, адаптируются к новым реалиям. Далеко не везде ИТ-системы являются ключевой частью бизнеса, но за последние годы они существенно развились, и, как следствие, выросли затраты на их поддержку. В настоящий момент затраты на ИТ — заметная часть бюджетов большинства компаний. Конечно, более важно всё, что связано с основным бизнесом. Поэтому, когда будут решены ключевые вопросы адаптации бизнеса в текущей острой ситуации, неизбежно встанет вопрос об оптимизации затрат на ИТ. И в этой связи мы очень рассчитываем на всплеск спроса на наши услуги, которые потому и должны быть востребованными, что приносят экономию. С цифрами в руках можно легко показать, что наши услуги в части затрат на эксплуатацию существенно дешевле использования компаниями своих собственных ресурсов.

— В каких случаях компании выгоднее строить свой ЦОД, а в каких — пользоваться услугами аутсорсинга?

— Если говорить про выгоду использования коммерческого дата-центра — модель проста: мы интересны нашим клиентам именно потому, что предлагаем воспользоваться не ресурсом целиком, а его частью. Нашим клиентам не придется создавать свою собственную систему охлаждения, или электроснабжения, или резервного копирования для работы своих систем. Вся инфраструктура, которая построена в дата-центре, делится между заказчиками, и это очевидная экономия. Кроме того, создаваемая здесь инфраструктура имеет очень высокий уровень отказоустойчивости, намного выше, нежели тот средний уровень центра, который обычно компании строят у себя. Когда компания обладает парком в тысячи серверов, когда речь идет о сотнях стоек, тогда имеет смысл строить собственный ЦОД. Во всех остальных случаях, когда количество оборудования измеряется несколькими стойками или несколькими десятками стоек, выгоднее использовать профессиональные сервисы дата-центров.

— В последнее время все более популярной становится такая услуга, как предоставление доступа к программному обеспечению, Software as a Service, SaaS. Насколько это актуально сейчас?

— Совершенно очевидно, что за этим будущее. Услуги SaaS позволяют не приобретать дорогие лицензии сразу, а растянуть затраты на протяжении какого-то времени, что очень привлекательно. Более того, довольно часто заказчик сталкивается с ситуациями, когда он приобрел ПО, но чуть позже понял, что допустил ошибку в расчетах, например в количестве необходимых лицензий или в уровне поддержки. Да и условия бизнеса быстро меняются, и возможность отказаться от услуги в любой момент и прекратить дальнейшие траты обеспечивает большую гибкость.

Когда это будет иметь реальный спрос? Все зависит от уровня приложений. Думаю, что уже сейчас существует устойчивый спрос на такие услуги, как управление системами электронной почты, базами данных или более узкоспециализированные приложения, которые являются важными, но не содержат критических для бизнеса данных. Я уверен, что на приложения, которые не поддерживают основные бизнес-процессы, но являются обеспечивающими, спрос в дата-центрах будет активно расти. Если в масштабах корпорации два-три раза отказывает почтовый сервер, она периодически лишается мощной артерии коммуникации, к которой все привыкли. Возникает очевидный вопрос о том, чтобы все это «хозяйство» доверить профессионалам, потому что организация собственной качественной поддержки становится трудоемким делом и обходится слишком дорого.

Еще один пример связан с различного рода проектами по созданию и функционированию крупных порталов. Очевидно, что обеспечение высокого уровня поддержки для такого рода проектов является ключевым. А вот в отношении бизнес-приложений не все так однозначно, и я даже не готов прогнозировать развитие ситуации. Мне кажется, что здесь перспектив намного меньше.

При использовании услуг внешнего провайдера возникает вопрос о дополнительных рисках. Часто обращению к услугам внешнего ЦОД препятствует психологический барьер — клиенты боятся потерять какие-то данные. Это более веская причина, по которой заказчики иногда остерегаются пользоваться услугами внешних ЦОДов. Однако, как известно, в 80% случаев утечка данных происходит через собственных инсайдеров. Убежден, что внешняя компания гораздо более мотивирована обеспечивать безопасность данных, поскольку любое происшествие в ее дата-центре становится публичным фактом, скандал ведет к потере бизнеса, в то время как сотрудник-нарушитель рискует лишь рабочим местом. Вообще, весь аутсорсинго-вый бизнес — это бизнес доверия. Часто клиент поначалу пробует поработать с внешним провайдером, заказывая небольшой объем услуг. Потом, убедившись в ответственности партнера, он начинает заказывать больше услуг. Сначала электронную почту, потом и бизнес-приложения. Но вот относительно скорости вовлечения в этот процесс бизнес-приложений я настроен, скорее, скептично.

— Что представляет собой команда DataLine?

— Несмотря на то что в бизнесе ЦОД наша команда относительно новая, она одна из самых успешных. Специалистов, которые прежде занимались ЦОДами, примерно 30%. Это связано с тем, что дата-центров пока не так много, да и специалистов в этой области тоже мало. Но ряд ключевых сотрудников обладают опытом управления ЦОДом. (Сам Юрий Самойлов прежде работал директором центра Data Fort. Прим. ред.) Остальные коллеги приглашались по принципу наличия таланта и мотивированности. Очень важно, чтобы сотруднику нравилось то, что он делает.

Я каждый день получаю огромное удовольствие от общения со своими коллегами. Наш технический директор Сергей Мищук обладает уникальным объемом технических знаний и умением связать их с бизнесом. Наталья Коптелова, директор по продажам, — это просто «мотор» в части организации таких непростых процессов, как массовые продажи. Пока мы не имеем укомплектованной команды для эксплуатации ЦОД просто потому, что еще не пришло время набирать весь состав, из экономических соображений мы делаем это поэтапно. Однако в настоящее время есть ядро, все ключевые люди на своих местах. С этой командой невозможно быть неуспешным.

— Вносит ли кризис коррективы в ваши планы?

— Финансовые средства, которые мы привлекаем, становятся дороже. В этой связи параметры нашего бизнеса, конечно же, ухудшаются. Конечно, мы ощущаем некоторый спад спроса. Очевидно, что на рынке очень много нервозности, и во взаимодействии с клиентом это осложняет дело. Например, недавно нам пришлось перейти на расчет с клиентами в формировании цены в зависимости от курса доллара. Конечно, это не приводит к повышению спроса на наши услуги. Однако мы очень надеемся, что сейчас волна нервозности спадет, компании, пересмотрев свои планы и бюджеты, придут к необходимости и желанию экономить. В этой связи мы представляем для них интерес. Плюс ко всему, мы видим падение того ажиотажного спроса на ИТ-специалистов, который существовал на рынке в последние годы. Сегодня мы можем привлекать более профессиональных людей за более адекватную заработную плату. Это для нас очень важно, поскольку к моменту запуска дата-центра предполагается достаточно большое увеличение штата.

CIO, №3, март 2009